КОРОТКОВ НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ

В феврале 1874 года в Курске на нынешней улице Советской в доме №40 родился гений. Правда, в энциклопедических словарях его имя отсутствует, а в Большой медицинской энциклопедии третьего издания можно найти лишь краткую его биографию. И большинство курян о нем ничего не знает.

Братья Сергей и Иван Коротковы были курскими купцами. Достаточно сказать, что Сергей Иванович был гласным городской думы, а Иван Иванович - членом Курского уездного присутствия.

В семье Сергея Ивановича и Александры Михайловны Коротковых 26 февраля 1874 года появился сын Николай, впоследствии обессмертивший свое имя великим открытием звукового метода определения артериального давления у человека. Тоны Короткова знакомы теперь каждому врачу.

Отец Николая не мог уделять сыну достаточно внимания из-за частых отъездов по торговым делам, и его устроили в престижную Курскую мужскую классическую гимназию, которую он окончил в 1893 году, после чего поступил на медицинский факультет Харьковского университета. В характеристике, выданной Николаю Короткову гимназией для подачи в университет, было сказано: "Находясь под хорошим семейным влиянием, Коротков всегда и во всем был исполнителен и всегда состоял в числе отличных по поведению воспитанников гимназии. Всеми любимый дома и в школе, он обнаружил характер кроткий и уживчивый, а в силу благовоспитанности он уважает строй, порядок и законность во всем".

Его брат Владимир стал купцом, владеющим магазином по продаже бакалейных и колониальных товаров в престижном доме Лаврова на Херсонской улице (ныне Красная площадь, дом 6), небольшим мыловаренным заводом. Очень активный в жизни, он накануне Октябрьской революции стал городским головою.

Николай выбрал себе стезю лекаря. Уже на первых экзаменах в университете получил отличные оценки по зоологии, ботанике, минералогии, неорганической химии, анатомии. Стремясь получить большие знания в искусстве врачевания, Николая перевелся после третьего семестра в Московский университет. Здесь он за два месяца сдал экзамены по 24 предметам, получив в большинстве из них оценку "весьма удовлетворительно". На этом основании комиссия 31 октября 1898 года удостоила его "степени лекаря с отличием, со всеми правами и преимуществами". Он получил свидетельство на звание уездного врача.

Творческие способности и большое трудолюбие Короткова были замечены на факультете, где ему предложили место сверхштатного ординатора хирургической клиники, руководимой профессором А.Бобровым. Работал там молодой доктор бесплатно, но зато получал практику, совершенствовал свои знания по хирургии в одном из лучших медицинских учреждений империи.

В 1900 году вспыхнуло Боксерское антиимпериалистическое восстание в Северном Китае. Русские войска несли там существенные потери. Николай Сергеевич сразу же записался добровольцем в санитарный отряд Иверской общины Красного Креста и отбыл с ним из Москвы в Благовещенск. Оттуда с госпиталем - в Хабаровск. Короткову пришлось работать врачом-инфекционистом, но 15 декабря того же года отряду поступил приказ вернуться в Европейскую Россию. За участие в этой командировке Николай Коротков был награжден орденом святой Анны III степени и правом ношения знака Красного Креста.

Вновь он трудится в известной московской клинике Боброва, а в сентябре 1903 года его пригласил к себе в Санкт-Петербург в клинику Военно-медицинской академии профессор Федоров. Осенью 1903 года Николай Сергеевич подает прошение на имя начальника Военно-медицинской академии "о допущении к экзаменам на степень доктора медицины". Русско-японская война эти планы изменила.

Коротков записывается добровольцем в санитарный отряд, сформированный Георгиевской общиной сестер милосердия общества Красного Креста. В его составе в начале июня 1904 года он отбыл в Харбин, где стал работать в лазарете, рассчитанном на 250 коек.

19 августа поступил раненый пулей в область плечевого сустава солдат с неполным параличом правой руки. В глубине подмышечной впадины у несчастного виднелась пульсирующая опухоль. Коротков стал ее выслушивать фонендоскопом и установил, что это артериальная аневризма. Позже он часто наблюдал такие же явления у поступавших в лазарет бойцов с ранением сосудов. Врач терзался сомнениями - можно ли перевязать артерию без риска потерять руку? Останется она живой или омертвеет? В поиске решения этой задачи Коротков стал у раненых с аневризмами выслушивать сосуды и обнаружил звуки, которые изменялись строго закономерно. Вот это чередование звуков, выслушиваемое врачом при декомпрессии плечевой артерии, легло в основу его метода определения максимального и минимального артериального давления у человека.

В мае 1905 года, уже вернувшись в Санкт-Петербург, он провел операцию на руке ефрейтора, спасая и ее, и жизнь бойца. 8 ноября 1905 года на заседании медицинского общества "Научные совещания клинического военного госпиталя" Коротков выступил с авторефератом "К вопросу о методах исследования кровяного давления", который был опубликован в 1906 году в "Известиях Императорской Военно-медицинской академии".

С этого времени началось триумфальное распространение метода Короткова среди врачей Западной Европы, а в 1939 году объединенный комитет американской кардиологической ассоциации и кардиологического общества Великобритании и Ирландии ввели "метод Короткова в качестве стандартного при исследовании кровяного давления. В настоящее время "метод Короткова" вошел в повседневную практику во всем мире. Значение открытия курянина поистине огромно, а имя его - бессмертно.

Длительные командировки в действующую армию подорвали здоровье Николая Сергеевича, он заболел чахоткой. Из-за болезни ему пришлось прервать работу над диссертацией. Коротков едет в Сибирь на должность приискового врача Витимско-Олекминского округа, считая, что таежный чистый и сухой воздух ему поможет. Вернувшись в северную столицу в мае 1910 года, он блестяще защищает докторскую диссертацию. Летом его командируют в Терскую область на борьбу с холерой.

В том же 1910 году Николай Коротков заключил договор сроком на два года о работе врачом на приисках Ленского золотопромышленного товарищества. На Ленских приисках Николай Сергеевич стал свидетелем нещадной эксплуатации полутора тысяч рабочих управляющими "Лензолото" и трагического расстрела. Коротков работал в Андреевской больнице хирургом и терапевтом. В день трагедии он сразу поседел.

В 1913 году Николай Коротков заехал в родной Курск. Посетил родительские могилы, походил по городским холмам, любуясь памятными местами, и вновь поспешил в Петербург.

С мая 1914 года он стал работать старшим врачом клинической больницы имени Петра Великого, что обеспечило ему высокое жалование и квартирные. Летом семья снимала дачу под Петербургом. Николай Сергеевич любил заниматься живописью, владел акварельной техникой. В доме у него было небольшое собрание картин видных художников.

Но грянула первая мировая война, и Николай Коротков, верный себе, отправляется на фронт, работает в военном госпитале в Царском Селе.

Умер он 14 марта 1920 года от туберкулеза и похоронен на Богословском кладбище в Санкт-Петербурге.

Источник